Ее богатство – дети, внуки и правнуки, так считает Любовь Дрюнина, недавно отметившая 88-летие

Это сейчас ветеран труда, Почетный донор СССР Любовь Исидоровна Дрюнина живет, окруженная заботой детей, но жизнь ее была трудной и порой непредсказуемой.

Это сейчас ветеран труда, Почетный донор СССР Любовь Исидоровна Дрюнина живет, окруженная заботой детей, но жизнь ее была трудной и порой непредсказуемой.

Ни кола ни двора

Её отец, Исидор Павлович Казанников, был родом из Белоруссии. Одно время жил с семьей в Енакиево, где родились Виктор и Владимир, потом Казанниковы перебрались в Ейск, а уже после рождения Любы осели в Славянской. Когда началась Великая Отечественная война, ей было пять лет. Отец, известный в станице часовых дел мастер, ушел на фронт, оставив жену и троих детей.

— Когда освободили Славянскую, старший брат Витя тоже ушел вместе с наступавшими частями Красной Армии. Мама, Мария Федоровна, тяжело болела. Однажды побежали мы с братом Вовой проведать её в больнице, а нам говорят: «Нет вашей мамы, померла. Несите что-нибудь, в чем похоронить». Мы — домой! Вернулись, а её уже с другими похоронили за станицей. Так и не знаем где, — вздыхает Любовь Исидоровна.

Семья жила на частной квартире, присмотреть за детьми некому было — так и перебивались, чем добрые люди помогут.

— Потом нашелся часовщик, у которого своих детей трое было, — всё, что у нас было, а главное — отцовские инструменты, забрал, ну и нас в придачу, — продолжает Любовь Исидоровна.

Но неравнодушные соседи увидели, что брат с сестрой так и бегают голодные да беспризорные — отдали их в детский дом. Позже туда же определили вернувшегося Виктора. Детский дом располагался на углу Пионерской-Дзержинского, где сейчас находится стоянка автомобилей.

— Там два спальных корпуса — в одном мальчики жили, в другом девочки. Голодно было, дети умирали. Братья, бывало, принесут кукурузы горсточку, на печке поджарят — мне дадут, а я с подружкой поделюсь, — вспоминает моя собеседница. — Виктор подрос — его отправили в «Сад-Гигант» в слесарные мастерские учиться, жил он там у тети Кати. Очень добрая женщина! Дочь ее с войны вернулась и умерла от туберкулеза, вот она и заботилась о нас. Отпросимся с Вовой в пятницу из детдома и бежим к ней по дамбе. Она в садике поваром работала, корову держала и нас подкармливала.

А там и Владимиру четырнадцать исполнилось — из детдома направили его учиться в Ейское ремесленное училище на токаря. Отец в сорок пятом вернулся, снял квартиру на Красной — там теперь универмаг. Познакомился с Раей Мирошниченко, уговорил выйти за него замуж.

— Она молодая, красивая, с длинной косой, только прихрамывала с детства, — рассказывает Любовь Исидоровна. — Не побоялась — пошла на троих детей. Смогла ли стать нам матерью? Это сложно. Раиса была на 22 года моложе отца, а разница с моим старшим братом — всего семь лет. Вскоре родила нам брата — Александра. А в 1947 году в детдоме, который был переполнен, оставили только сирот, остальных велели родственникам разобрать. Помню, забрал меня отец летом в ситцевом платьице — весь мой гардероб. Жили все в одной комнатенке, спать не на чем — всего одна узенькая кровать на досках, Кое-как справили мне одежду — отправили учиться в начальную школу № 48, по соседству, где здание налоговой потом построили.

Мачеха Любы из большой многодетной семьи — у нее было три сестры и три брата.

— Её отец, дедушка Яков, работал на бойне. Бывало, даст мне Раиса бидончик — и по дамбе бегу к нему. Он нальет туда крови да требухи даст. А мачеха требуху отмоет, отварит, потом нажарит кусочками, кровь тоже — вкусно было! Хотя зачастую даже без соли. Но мы были и этому рады, — признается Любовь Исидоровна.

Взяла — и вышла!

После восьми классов отправилась Люба во взрослую жизнь — на заработки. С подружкой Зоей в учхоз через Толоку по тропинкам бегали, немножко зарабатывали.
Любови везло в жизни на хороших людей. Соседка Тоня, жена директора пекарни Василия Петровича Шулындина, приметила трудолюбивую девочку и попросила мужа, чтоб взял ее на работу.

— Семнадцатый год мне шел тогда. Была уборщицей, подсобницей. Помню первую зарплату: отработала в третью смену, получила 70 рублей и бегом на базар — он рядом с пекарней был. Купила синенькие вышитые тапочки и веселенький ситцевый сарафанчик! — улыбается она, вспоминая свои покупки.

Но тогда радость омрачил строгий отец: «Ты должна все деньги мне отдавать, до копейки! А мы купим, что надо!» Конечно, было очень обидно. Наверное, и поэтому она быстро вышла замуж. Попросили Любу как-то отнести зарплату заболевшей сотруднице, та накормила, поблагодарила. А когда вышла на работу, сказала, что приглянулась девушка хозяйкиному сыну Виктору Дроздову. Познакомились, и очень скоро Люба взяла и уехала с ним за тридевять земель — в леспромхоз за Владивосток, куда завербовался муж.

— Поздняя осень, товарняк битком забит, дорога неблизкая. Питались замерзшей картошкой, которую в буржуйке запекали, — рассказывает Любовь Исидоровна. — В июле родилась дочь Люся. А мужа вскоре в армию призвали. Оставил семью без копеечки — мол, устраивайся в садик няней и живите, как хотите. И уехал. Помыкалась одна с младенцем, написала отцу. Прислал он 500 рублей. А билет Владивосток— Краснодар с пересадкой в Москве стоил 672 рубля. Соседка говорит: «Продай, что есть». А у меня матрас да две кастрюльки. Сжалилась соседка, одолжила недостающую сумму. И отправились мы с Люсей снова в нояб­ре назад, теперь уже в общем вагоне. Долго-долго ехали, через всю страну!

Все её богатство — дочь на руках да авоська с пеленками. Хорошо, снова добрые люди выручили: проводники горячим чаем поили, разрешили застирывать пеленки да сушить ночью на батареях, чтоб никто не видел.

Терпение и труд…

Конечно, дома на шее сидеть, да еще и с ребенком, никто не позволил. А тут швейная фабрика как раз открывалась. И снова соседка Тоня помогла — ее Василий Петрович там заведовал кадрами.

— В отделе кадров сначала давали направление в колхоз «Путь к коммунизму», нужно было там два месяца отработать, а потом уже брали на фаб­рику, — рассказывает Любовь Исидоровна. — Такой был порядок. А желающих было очень много — очереди выстраивались!

Но над ней сжалились, приняли сразу ученицей да восьмимесячную дочь в ясли взяли. Был у молодой мамы и дополнительный перерыв, чтоб могла сбегать покормить ребенка. Сначала ученица пуговицы вручную пришивала на плащ-накидки, потом освоила немецкую швейную машинку Durkopp — набралась мастерства. Тем временем муж вернулся из армии, родился сын Виктор. Но семейная жизнь так и не заладилась, так что растила она детей одна. В пошивочном цеху всегда шумно, поэтому позже перешла Люба в проклеечный. А поскольку работницей была хорошей, в 1963 году получила квартиру в фабричном доме, а через восемь лет по расширению новую в центре города.

— Были и ночные смены, и авралы, когда план надо было выполнять, — рассказывает ветеран труда. — Бывало, придет партия осоюзки, это такие галоши, которые притачивали к защитному костюму от химических и биологических угроз, вот мы срочно проклеивали швы лентой. План перевыполняли — тогда и премии были, и за выработку получали!

В 1983 году ей присвоили звание «Ударник коммунистического труда», а в 1987 — за долголетний добросовестный труд от имени Президиума Верховного Совета СССР наградили медалью «Ветеран труда». Ушла на пенсию, но дома сидеть не стала — десять лет была дворником в Доме пионеров.

— Как донором стала? — она улыбается. — Было мне лет двадцать пять, тогда на фабрику приезжали — предлагали сдать кровь, за это справку давали — на два выходных. И еще приглашали в пункт сдачи, возле техникума. Но я туда не ходила. А однажды проспала: на смену к шести надо было, а я в шесть только проснулась. Стыдно было. Вспомнила о приглашении — пошла. Мне там книжку донора сразу выдали. Так и втянулась. Было приятно, что моя кровь спасает жизни людей. Теперь вот за это хорошую прибавку к пенсии получаю.

Она хранит «Каплю крови», которую ей вручили за первую сдачу. Потом были другие награды: «Донор СССР» трех степеней и, наконец, «Почетный донор СССР».

Сейчас она живет с дочкой и зятем, которые заботятся о ней и балуют. Навещает сын, приезжают трое внуков с женами и правнуками. А их у нее шестеро. Это только родных! А есть еще племянники и племянницы с женами, мужьями, внуками и правнуками. И что удивительно, бабушка Люба помнит дату и год рождения каждого!

Она не утратила интереса к жизни и очень любит праздники. На день рождения в этом году собрались многие Казанниковы—Дроздовы—Мирошниченко. Они дарили ей цветы и признавались в любви. Ведь она у них осталась одна из всей большой довоенной семьи. К таким встречам Любовь Исидоровна готовится заранее — составляет огромное меню с разными вкусностями! Но главное блюдо — любимые котлеты с толченкой, потому что оно всегда было праздничным в ее нелегкой жизни. Как напоминание о голодном военном детстве. На всю жизнь память…

Последние новости

Сочинские достопримечательности чистят от «лент желаний»

Не привязывай свои желания: волонтёры нацпарка расчистили Крабовое ущелье и Чудо-Красотку от «лент желаний».

Рабочая группа по реализации избирательных прав инвалидов провела заседание

Сегодня, 11 июля, состоялось заседание Рабочей группы по реализации избирательных прав граждан Российской Федерации, являющихся инвалидами.

Губернатор Вениамин Кондратьев поручил создать программу комплексного развития дорожно-транспортной сети Краснодара

Фото: Михаил Ступин Глава региона провел совещание по проблемам транспортной инфраструктуры краевого центра.

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *